Пресс-клиппинг и отзывы о III Международном фестивале камерной оперы


III-й Международный фестиваль камерной оперы, прошедший в октябре, в начале этого театрального сезона, широко освещался прессой и, вслед за зрителями, получил высокую оценку театральных и музыкальных критиков. 

«Санкт-Петербургские ведомости», подробно освещавшие события Фестиваля, назвали его «долгожданным» с «обнадеживающим международным размахом, охватившим за три года кроме Петербурга и Москвы театры из Эстонии, Латвии, Франции, Италии, Польши и Германии». Размышляя о судьбе жанра камерной оперы в современном театральном процессе, автор статьи приходит к выводу: «Фестиваль камерной оперы доказал за эти три года, что жанр этот штучный не только в России, но и в мире. Ведь если опера камерная, значит, и зал соответствующий – не гигантский, а потому, по определению, не способный принести большую прибыль, скорее, сильно дотационный. А ведь что может быть лучше хорошо поставленной камерной оперы, где все так интимно, как будто только для тебя одного создано, все страсти, эмоции, чувства, детали костюма, тонкости взаимоотношений, красоты и нюансы музыкально-драматических интонаций...» 

Особенно рецензент Владимир Дудин выделил из событий фестиваля спектакль «Похищение из сераля» Варшавской камерной оперы в постановке Юрия Александрова, художественного руководителя «Санктъ-Петербургъ Оперы» и Фестиваля. Вот как он описал происходившее на сцене: «Солисты, наученные действовать в предлагаемых обстоятельствах камерного старинного театра, в котором слышны все мелочи, в сопровождении такого чуткого коллектива, как упомянутый ансамбль старинных инструментов, предоставили истинное наслаждение магией букв и нот, «омузыкаленных» слов и драматически насыщенной музыки. Слушатели настраивали свою слуховую «оптику» постепенно и начиная со второго акта уже демонстрировали свою быструю адаптацию к чарующему исполнительскому стилю поляков. Солисты и музыканты делали мир Моцарта очень живым, пронзительно нежным. Как во многих других операх, и здесь Моцарт показал иерархический баланс между благородной Констанцей (Йоанна Москович) и мнимой простушкой Блондой (Паулина Хорайска), объединенными в этой опере феминистскими призывами к противостоянию прихотям дикого Осмина (Роберт Улятовски), то и дело грозившего рубить головы, и сладострастника паши Селима в уморительном исполнении артистичного Петра Перона. Оба тенора – Александр Кунах (Бельмонт) и особенно Бартош Новак (Педрилло) словно состязались в грациозности ведения вокальных линий. Но, кажется, превзошел их бас Роберт Улятовски, который наделил своего кровожадного Осмина изяществом и красотой чувственного тембра и техничного голоса. Все это вместе взятое как будто даже не требовало дополнительных режиссерских придумок, оставив истории Моцарта терпкость, остроту и обаяние оригинального замысла». Кроме того, рецензент отметил необыкновенную пластичность режиссерского таланта Юрия Александрова, который умеет в разных театрах с разными артистами по-разному поставить одну и ту же оперу, каждый раз показывая новые грани музыкального произведения и проявляя артистические возможности исполнителей. 

Ежемесячный журнал польского общества в Петербурге «Gazeta Petersburska» поместил на своих страницах пространное интервью с Юрием Аександровым, в котором режиссер так рассказал о своих впечатлениях от работы с варшавской труппой: «Большинство польских артистов, с которым мне посчастливилось работать, это довольно молодые артисты. Многие из них только-только вышли из стен консерваторий, кто-то еще даже учится. Я провел в Польше месяц и получил большое удовольствие и радость от этой работы. Я вообще вампир по своему характеру. Я отдаю очень много сил, но и беру много: молодость, энергию, задор! Вот их рвение, их желание, огонь в глазах – это, пожалуй, и есть та самая отличительная черта. Нам было очень весело работать вместе». Там же опубликовано интервью с оперной певицей, исполнившей в спектакле Варшавской камерной оперы «Похищение из сераля» партию Констанцы – Иоанны Москович, в котором она тепло отозвалась о петербургских зрителях и восхищенно – о городе. 

PlainNews отметила слова Юрия Александрова о том, что «за последние годы наш театр <театр «Санктъ-Петербургъ Опера», на сцене которого проходили мероприятия Фестиваля> укрепил свои позиции не только в России, но и в Европе. В ходе активной гастрольной жизни у нас появилось много друзей в европейских столицах, которые узнали наш театр и хотят с нами сотрудничать Поэтому мы получаем моментальный отклик на приглашение того или иного коллектива приехать к нам на фестиваль». 

Фестивалем, не имеющим аналогов в России» назвало Международный фестиваль камерной оперы Агентство анонсов России ForSMI.ru.

«Соревнованием оперных школ» назвала Фестиваль корреспондент сайта NewРепортаж Татьяна Бушманова. Кроме того, она отметила аутентичное музыкальное исполнение Московским детским музыкальным театром им. Н.И. Сац оперы «Любовь убивает» Хуана Идальго де Поланко.

«Российская газета» выделила слова Юрия Александрова, в которых он определил культурную миссию, свою и своих коллег по цеху: Юрий Александров отметил, что не случайно регулярно привозит на петербургский фестиваль польские театры: «НАТО строит в Польше военные базы, а мы - базы культурные, на каждую новую отвечаем новым спектаклем польских театров, показанных российской публике».

«Вечерний Петербург» отметил «большой успех у петербургской публики» оперы Курта Вайля «Семь смертных грехов» в постановке Ильи Ильина («Геликон-опера») и оперы Бенджамина Бриттена «Поворот винта» в постановке Камерной оперы Щецина. О постановке «Поворота винта» театральный критик «Вечернего Петербурга» Вячеслав Кочнов написал так: «Декорации Мартины Кандер, изображающие пространства разных комнат поместья, выдержаны аутентично замыслу Бриттена в форме лопастей винта, которые вращаются, обозначая смену очередной сцены спектакля. Ее же костюмы погружают нас в строгую и чопорную атмосферу поздневикторианской эпохи. Сценическое движение, организованное балетмейстером Каролем Урбански, подчеркивает мрачный колорит действия. Фактура звучания оперы предельно прозрачна: оркестр состоит всего лишь из символически-дьявольских тринадцати инструментов, включая рояль, а из шести голосов протагонистов – четыре женских, среди которых один детский (Флора), дискант и тенор. «Заземление» в виде басовой и баритоновой партий отсутствует, не мешая возвышенно-призрачному звучанию всего ансамбля». 

Отзывы зрителей о III Международном фестивале камерной оперы 

«Я давний поклонник «Санктъ-Петербургъ Оперы», хожу на все их премьеры. А вот Фестиваль, который они придумали – это здорово. Просто настоящее музыкальное пиршество». 
Александр Афанасьев, пенсионер 

«Круто, очень понравилась Гамбургская опера. Ощущения необычные. Побольше бы таких гастролей». 
Стас 

«Спасибо за музыкальный праздник, который вы нам подарили. Я была на двух спектаклях и очень жалею, что не на всех. Очень понравились поляки». 
Анна Сергеевна Глушко