Театр Санкт-Петербург Опера

Интервью с Юрием Александровым


— Юрий Исаакович, любой спектакль — это всегда диалог с публикой. Меняется ли специфика общения со зрителем из другой страны, с другим менталитетом?

Лично я не вижу разницы, потому что, если спектакль умный, если спектакль попадает в сердце, в душу человека, то все люди его воспринимают одинаково. Мы проверяли это много раз будучи в Европе, Америке, Африке. Я не увидел большой разницы в восприятии, потому что во всех спектаклях театра «Санктъ-Петербургъ Опера» рассказывается об одних и тех же человеческих переживаниях: о любви, измене, предательстве, подвиге. Это общечеловеческие понятия. Если спектакль сделан с душой, серьезно, то все, сказанное в нем, обязательно затронет зрителя, где бы мы ни гастролировали. Театральная публика одинакова для меня в любой точке земного шара. Просто где-то она более подготовлена к такому жанру как опера — допустим, в Европе. В Африке с этим сложнее, совсем другой менталитет, но человеческая душа всегда стремится к чему-то светлому, доброму, истинному, а это и есть опера.

— По какому принципу отбираются спектакли для гастролей?

Принцип только один — лучшее! Лучшее, что есть в репертуаре нашего коллектива на сегодня. Театр «Санктъ-Петербургъ Опера» представляет свой слаженный ансамбль, своих артистов и показывает свои лучшие постановки. Мы представляем Санкт-Петербург и Россию, поэтому мы везем самые сложные, самые серьезные спектакли, где можно показать театр во всем его великолепии, его музыкальную часть, хор, солистов, и одновременно доказать, что Россия и Санкт-Петербург делают верный выбор, когда представляют один из красивейших городов мира нашим коллективом.

— Артисты уже выступили в Египте. Какую оперу театр представил Каиру? Расскажите о ней подробнее.

«Риголетто» — одна из сложнейших опер, как раз «негастрольная», потому что в ней огромное количество персонажей с виртуозными вокальными партиями, сложные декорации и костюмы. Это редчайший случай, когда «Риголетто» вывозят на гастроли. Мы сделали это намеренно, потому что спектакль в какой-то степени является визитной карточкой нашего театра. Для первых гастролей в Египте мы выбрали именно «Риголетто», потому что это вершина оперного творчества Джузеппе Верди, и начинать знакомство с новой публикой нужно с чего-то значимого и высокого.

— В Белграде вы покажете «Эсмеральду» Александра Даргомыжского и «Электру» Рихарда Штрауса. Расскажите о постановках подробнее.

Даргомыжский в начале своего творческого пути грезил о большой романтической опере. Особенно его привлекали сюжеты произведений Виктора Гюго, в частности, «Собор Парижской Богоматери». Даргомыжский проявил себя в «Эсмеральде» одаренным драматургом. Талантливый молодой композитор создал удивительную музыку, которая сохранила впечатляющую силу до нашего времени, и сумел правдиво передать атмосферу действия и колорит жизни средневекового Парижа.

В нашей версии «Эсмеральды» мы сохраняем в полном объеме историзм сочинения Даргомыжского. Мы не лишаем постановку увлекающей суровой поэзии средневекового мира, однако проблемы главных героев будут знакомы и понятны человеку сегодня, ведь они вечны. Это и светлая любовь, объединившая двух людей из разных слоев общества (молодого офицера Феба и девочку-цыганку Эсмеральду), и пагубная, сжигающая изнутри страсть, превратившая Фролло в демона. На протяжении веков изменилось многое, но как тогда, так и сейчас необыкновенные чувства и страсти рождаются в безжалостном обществе, осуждающем любые искренние проявления, что приводит к трагедии. Финал спектакля, думаю, вы догадываетесь, какой — его нам подсказала сама жизнь. Погибает прекрасный собор, а вместе с ним в огне сгорает все: удивительные люди, их надежды, любовь, страсть и боль.

Об «Электре». Некоторые удивляются, что мы поставили этот спектакль. Считается, что проблематика оперы Рихарда Штрауса не для камерного театра. Но, по существу, это камерная опера, где на сцене 2–3 человека решают свои глобальные жизненные проблемы. Это очень современно. Мне захотелось поставить «Электру», потому что сочинение Штрауса сложное, философское, очень экстремальное. Мне показалось, что наш театр должен овладеть стилем этого композитора, поскольку я до сих пор утверждаю, что наш театр не только площадка, где я воплощаю свои театральные идеи, но и школа для артистов, где они осваивают профессию. Музыкальная партитура оперы изумительна, и она меня потрясла. Весь театр работал над постановкой «Электры» с огромным энтузиазмом. Получилась уникальная ситуация — в нашем театре мы показали три разных состава исполнителей этой оперы. Любой театр, который берется за подобные сочинения, рад тому, что у него есть хотя бы один состав. Мы богаты на талантливых артистов — 3 премьерных спектакля показали в разных составах. Опера «Электра» для нас — очень серьезный шаг, с него мы начали освоение немецкого экспрессионизма. Поэтому родился такой волнующий спектакль, и я очень рад, что он получил такую высокую оценку критики и зрителей.

— Что интересного в этом сезоне ждет петербургского зрителя?

Летом мы покажем премьеру оперы «Норма» Винченцо Беллини. Это уникальное сочинение композитора, тоже очень редко идущее — не потому, что плохое, а потому что очень сложное для исполнения. Казалось бы, всего 3 персонажа, но они не сходят со сцены. А еще в этом произведении решаются очень сложные нравственные проблемы верности, долга. Беллини уникальный композитор, его называли «серебряным принцем оперы», он умер очень рано, но оставил удивительно светлый след в музыке, поэтому я как музыкант считаю, что без Беллини оперный театр не может существовать. В этой постановке у нас уже 5 составов исполнителей. Мы снова продемонстрировали творческое богатство нашей труппы.


Беседовала Алиса Куликова — портал «Культура Петербурга», специалист по связям с общественностью и СМИ.

17 июня 2021 года