Рижское барокко


Александр Матусевич. «ClassicalMusicNews», 23 октября 2019.
В Камерном музыкальном театре «Санктъ-Петербургъ Опера» под руководством Юрия Александрова полным ходом идет IV Международный фестиваль камерной оперы. Этот замечательный форум продолжает знакомить петербуржцев и гостей Северной столицы с нетривиальным репертуаром: третьи по счету его гости (после греческих «Дидоны и Энея» и венгерского «Каирского гуся») – «Коллегиум Музикум Рига» из Латвии – привезли в Петербург раритеты буквально сенсационные.
Независимая барочная компания, состоящая из барочных оркестра и хора, солистов и танцевального ансамбля и возглавляемая Марисом Купчсом, уже гостила на I-м камерном фестивале. Этот профессиональный коллектив исполняет только старинную музыку на исторических инструментах, он является единственным в Латвии и странах Балтии, специализирующемся на исторически информированном исполнительстве.
Один из приоритетов коллектива – постановка опер и исполнение симфонических произведений, игравшихся в свое время в театрах и концертных залах Курляндского герцогства, располагавшегося в 17-18 веках на территории нынешней Латвии.
На IV-й фестиваль латвийские музыканты привезли три мини-опуса, которые с трудом можно назвать операми, однако которые, тем не менее, на сцене было решено воплотить по законам оперного театра. Три миниатюры играются в один вечер – получается двухчасовой двухчастный спектакль, названный его создателями «Истории про Танкреда и Клоринду, Иеффая и Исмену».
Первый акт – разыгрываемые в античных пасторальных костюмах две драматические истории, одна из рыцарских времен, другая – из ветхозаветных. Таким образом, мадригал Клаудио Монтеверди «Поединок Танкреда и Клоринды» и оратория Джакомо Кариссими «Иеффай» дают в сопоставлении интересный взгляд на эстетику раннего итальянского музыкального барокко.
Второй акт – облаченная в барочные пышные одежды французская героическая пастораль «Исмена», принадлежащая перу абсолютно неизвестных у нас Франсуа Ребеля и Франсуа Франкёра, любимых авторов Людовика Пятнадцатого. Последнее, кстати, не удивило: французские композиторы оказались весьма талантливы, а их музыка – отнюдь не вторична.
В программке к спектаклю тщетно искать имени режиссера: указаны лишь постановщик риторических жестов Катерина Антоненко и хореограф Гуна Эзермале, проявившая свое мастерство главным образом во второй, французской части спектакля.
Фактически, режиссуры и нет как таковой: действие статично, разворачивается главным образом на авансцене, лишь строго ограниченный набор почти ритуальных жестов оживляет происходящее. Впрочем, для столь архаичных образцов музыкального театра, возможно, режиссура в нашем сегодняшнем понимании (как акт действенного, активного сотворчества) действительно и не нужна вовсе.
Зато сценография обеих частей спектакля не просто гармонична и эстетична, но в известной степени действенна. Интересна идея контрастного противопоставления сюжетов и избранных визуальных решений. Художник Артурс Арнис воспроизводит аркадские пасторальные кущи в пастельных тонах для первой части, а для второй – словно эскизно начерченный пером и черными чернилами офорт, обозначающий танцевальную залу в барочном особняке.
Под стать декорациям и костюмы Елены Форсте: простые, лапидарные, легко узнаваемые для «античного» акта и приторно роскошные, с париками и кринолинами – для «барочного».
Главное достоинство латвийской продукции – ее музыкальный уровень. Оркестр маэстро Купчса – выше всяких похвал: идеальный строй, игра слаженная и точная, с выразительной фразировкой, с четкими и яркими штрихами. Самое удивительное, что для всех трех произведений у коллектива есть своя манера, свой звук, их барочный мир, таким образом, оказывается весьма разнообразным и неожиданным.
Чисто и музыкально звучит хор – его прямой, безвибратный в своей основе звук дает дополнительную краску старинности, прекрасно сочетаясь с аутентичными инструментами оркестра.
Среди квартета вокалистов, исполнявших сольные партии, особенно понравились двое певцов, задействованные в наиболее важных ролях всех трех миниатюр. Это выразительное сопрано Ильзе Гревеле-Скараине (Дочь Иеффая и Исмена) и благородный, аристократический баритон Ринальдс Кандалинцевс (Рассказчик в мадригале Монтеверди, Иеффай и Дафнис в «Исмене»).

https://www.classicalmusicnews.ru/reports/riga-barocco-2019/