«Сильва» Имре Кальмана в театре «Санктъ-Петербургъ Опера»


«Я знаю, что полстраницы партитуры Ференца Листа перевесит все мои оперетты, как уже написанные, так и будущие...», – вот так скромно говорил другой знаменитый венгр – композитор Имре Кальман. О своем месте в искусстве он вообще рассуждал очень здраво. 

Считал, что есть большие, серьезные композиторы, но должны существовать и другие, которые не пренебрегают легкой, остроумной, или, словами самого Кальмана, «нарядно приодетой» музыкальной комедией. Его самая известная и самая нарядная оперетта – конечно, «Сильва». Недавно к ней обратились в театре «Санктъ-Петербургъ Опера». На премьере побывал Павел Богданов. История музыки так же непредсказуема, как и человеческая жизнь. И удивительно, что самые жизнерадостные и светлые произведения рождаются в самые тяжелые времена. Так произошло и в случае с опереттой «Королева чардаша». Имре Кальман начал писать ее, когда в Европе уже шла Первая мировая война. Но премьера все же состоялась в 1915-м в Вене. А через год это произведение услышали и по другую линию фронта, в Петрограде. Чардаш – национальный венгерский танец. А Россия воюет с Австро-Венгрией. Вот так и появилось название оперетты – «Сильва». Правда, сюжетная канва осталась прежней. Мы видим презираемую обществом женщину и добропорядочного аристократа, который готов жениться на ней, несмотря на волю родственников. И очень, ну очень много танцев, что для оперных артистов оказалось настоящим испытанием. 
«Сильву» многие музыковеды называют вершиной творчества Кальмана. Кто-то может с этим и поспорить, но одно известно точно: по количеству номеров, которые входят в программу всех сборных концертов классической музыки, эта оперетта занимает уверенное первое место. 
В коллекции «Санктъ-Петербургъ Опера» уже есть оперетты Штрауса, Оффенбаха, Планкета. Теперь появилась оперетта другого классика жанра – Имре Кальмана. И это не случайно. Юрий Александров яркой, без примеси пессимизма постановкой только подтверждает свои же слова о том, что время диктует необходимость счастливых финалов. И тогда, как и сто лет назад, реакция публики будет восторженной, что бы ни происходило в реальной жизни.