Иоанна Москович: петербургская публика реагирует более эмоционально


Варшавская камерная опера привезла в Санкт-Петербург оперу «Похищение из Сераля» Моцарта в постановке художественного руководителя камерного музыкального театра «Санктъ-Петербургъ Опера» Юрия Александрова. Сразу же после окончания спектакля мы попросили у талантливой Иоанны Москович (исполнявшей партию Констанцы) дать короткое интервью для журнала Gazeta Petersburska. 


– Вы впервые выступаете на сцене в Санкт-Петербурге? 
Да, я впервые в Санкт-Петербурге. Я польщена, что меня пригласили выступать здесь в составе Варшавской камерной оперы. Город восхищает, театр «Санктъ-Петербург опера» – прекрасен. Нам очень приятно здесь выступать. 
Ария Констанцы – самая технически сложная из всех партий для сопрано в операх Моцарта. 
Да, но мне нравится преодолевать трудности. В этой опере я исполняю много арий, причем технически сложных. Он сильно мобилизует, необходима концентрация. При это я получаю огромное удовольствие, если все получилось, как было задумано. 
– Сегодня Вы виртуозно пели, это было видно по реакции публики. У Вас потрясающий голос. 
Спасибо большое.
– На сцене Вам удается взволновать и рассмешить публику. Что для Вас проще? 
И то, и другое – довольно сложная задача. Самое сложное – это контрасты, но именно они восхищают публику. Сначала следует пиано, затем форте, сначала следует кантилена, эмоции, затем колоратура. Эти контрасты сильнее всего воздействуют на слушателей и при этом представляют самую большую сложность для исполнителя. Нужно исходить из роли, из персонажа, каким-то образом оправдываться, почему одна ария медленная, кантиленная, а другая – колоратурная. Изменения происходят очень быстро, переход нужно обдумать. Режиссура спектакля превосходная, маэстро Юрий Александров превзошел себя. 
– Как складывалась работа с режиссером? Его постановка не совсем типична для польской оперы, потому что в ней много действия, актерской игры. 
Это довольно специфический подход к опере «Похищение из сераля», но очень интересный. Трактовка режиссера не выходит за рамки традиционной формы оперной инсценировки, это просто другой взгляд. Работа с маэстро Александровым – отличный опыт для нас, потому что он шел от персонажей. Разумеется, пение для него тоже важно, но, прежде всего, должно быть театральное оформление. 
– Какое у Вас впечатление о местной театральной публике, какая разница между варшавскими и петербургскими зрителями? 
Разница в том, что петербургская театральная публика реагирует более эмоционально. Она благодарно откликается на происходящее на сцене, как и в Варшаве. Но при этом у варшавских зрителей более легкая задача: арии звучат в оригинале, а диалоги – на польском языке. А здесь, в Петербурге, зрители также должны были сосредоточиться на чтении перевода, но, несмотря ни на что, живо реагировали на спектакль. Поэтому, браво для петербургской публики! 
– В заключение задам традиционный вопрос о планах на будущее. 
В моих следующих ролях будет меньше колоратурных партий. Однако в этом сезоне я буду петь в опере «Кандид» Леонарда Бернстайна арии Кунигунды, это как раз арии для колоратурного сопрано, поэтому я очень довольна этой ролью. 
– Большое вам спасибо, желаем Вам творческих успехов и приглашаем Вас снова в Санкт-Петербург.