Неустаревший шедевр


Оперный первенец и безусловный шедевр Щедрина, в котором композитор оказался первооткрывателем ново го направления – «частушечьей оперы», – произведение с не самой счастливой судьбой. Полвека назад, когда оно появилось на свет, все были очарованы его мелосом, необычным для оперы, но столь естественным для избранной темы – обрисовки колхозного быта, однако никто не знал, как драматически реализовать новинку на сцене. 

Первые постановки в театрах Новосибирска, Перми и Москвы были неудачными, несмотря даже на то, что, например, в Большом театре в главной партии председателя колхоза Варвары Васильевны блистала Ирина Архипова. Настоящее сценическое рождение оперы случилось в 1970-е, когда к ней обратился великий Борис Покровский (именно с этой премьеры и началась история его Камерного музыкального театра). Однако, несмотря на неоспоримый успех той постановки (с Тамарой Синявской в качестве главной героини), «Не только любовь» так и не стала хитом современного оперного репертуара и обращаются к ней театры крайне редко. А зря: музыка первоклассная, живая и естественная, и сюжет со всеми его советско-социалистическими реалиями большинству публики «понятен, как родной». 
Доказательство этого тезиса – гастроли «Санктъ-Петербургъ Оперы» в Москве: на все той же прославленной сцене Камерного театра Покровского коллектив Юрия Александрова убедительно показал, что превосходная опера совершенно напрасно забыта в столице. В ней есть все, что необходимо: простой, но современный музыкальный язык, яркие образы-характеры, а для кого-то она – еще и ностальгия по «социалистическому далёку». Без преувеличения, это одна из самых удачных, неоспоримо выразительных постановок известного мастера последних лет, где Александров, не стремясь быть модным (как часто с ним случается в классике) и представить слишком оригинальную концепцию, честно ставит музыку Щедрина и либретто В. Катаняна (по рассказам С. Антонова), достигая качества высокого искусства, не омраченного псевдоноваторством и всевозможными выкрутасами. Оформление Вячеслава Окунева непритязательно, видеопроекция на заднике, рисующая сельские картины (чаще всего пейзажи), даже несколько прямолинейна, если не примитивна. На этом фоне удачны костюмы, точно воспроизводящие забавную колхозную «моду» полувековой давности с деревенскими цветастыми платками у женщин и своеобразным кэжуал (пиджаки от костюмов в сочетании со спортивными штанами и неизменными кепи) у мужчин. 
Но главное в постановке – не это: сильная ее сторона – ярчайшие характеры, выстроенные режиссером по законам музыкальной драматургии. Как и полагается, центральный образ – Варвара в исполнении красавицы Ларисы Поминовой, получившаяся женщиной волевой и страстной одновременно, драма которой в необходимости держать маску строгого начальника при нерастраченных чувствах. У Щедрина Варвара обрисована наиболее полно и выразительно (и не частушкой, в отличие от всех других героев), и Александров чутко следует за композитором, показывая героиню во всем многообразии проявлений – поступков, мотивов, переживаний. Выразительное меццо певицы – надежный помощник режиссеру в достижении этой благородной задачи. Но и прочие персонажи не менее запоминающиеся. Нагловатый Володя Гаврилов в исполнении задиристого тенора Владислава Мазанкина – колоритный персонаж, словно сошедший с кинополотен Эльдара Рязанова или Леонида Гайдая. «Правильный» и несколько туповатый бригадир Федот Петрович отлично получился у брутального (по внешности и голосу) баса Антона Морозова. Робкая доярка Наташа – очевидное попадание в яблочко для нежного и точного сопрано Евгении Кравченко. Не менее удачны персонажи второго плана, создающие настроение всего спектакля – деревенские пьяницы Иван Трофимов (Юрий Борщев), Мишка (Денис Закиров), Гришка (Денис Ахметшин), и контрастные характеры дам: например, суетливой Девушки с высоким голосом (изящная колоратура Олеси Гордеевой) и преувеличенно чувственной и оттого гротескно- комичной женщины-вамп разведенки Катерины (Наталья Кочубей). Созвездие выпуклых характеров – главная удача петербургского спектакля. 
Но удалось не только лицедейство, мастерское актерствование: опера получилась и музыкально. Спето все на редкость качественно, с прекрасной дикцией и филигранными ансамблями, что вызывает естественный восторг у публики (весьма искушенной – небольшой зал КМТ был полон именно знающими толк в музыкальном театре людьми): не часто приходится слышать русскую современную оперу исполненной столь первоклассно. Оркестр театра под управлением молодого маэстро Максима Валькова великолепно справляется с тембровым разнообразием щедринской партитуры и умело передает вихревую динамичность повествования.