Честь – значит вендетта


Нежная, спокойная мелодия внезапно сменяется музыкой взволнованной, резкой. Поднимается занавес, за которым показывается еще один: тюлевый. На нем – кроваво-алая, в потеках, как бывает обычно в триллерах, надпись «Сельская честь». 

Буквы исчезают, оставляя черный квадрат сцены. И в темноте – плывущее белое пятно: то ли туман, то ли облако, то ли дымка. Но вот медленно уходит и – этот второй - почти прозрачный занавес, точно спадает последний покров, устраняется преграда, отделяющая зрителей от мира, в который приглашает всех режиссер. Итальянская деревня. В центре – история трех человек: крестьянина Туридду (Всеволод Калмыков), матери его ребенка Сантуцци (Елена Тихонова) и прежней возлюбленной Туридду, а ныне законной супруги возчика Альфио – Лолы (Наталья Кочубей). 
Итак, Туридду встречается с Сантуцци, но Лола, пожелав разлучить влюбленных, несмотря на собственное замужнее положение, соблазняет его. Любовники счастливы. Сантуцца – в горе. Альфио – в ярости. 
Эту нехитрую, но наполненную итальянскими страстями историю режиссер Юрий Александров и ставит просто. В качестве декораций – проекции видов итальянских колодезных двориков, интерьеры деревенских домов и таверн. Из убранства - грубо-сколоченные деревянные столы и стулья. В качестве бутафории – винные бутылки, бочонки и бочки. 
Участники действия, как и положено потомкам римлян, – темноволосы и кудрявы. Одежда их тоже лишена изысков: на женщинах приталенные платья с открытыми плечами; на мужчинах – рубахи, рабочие штаны и сапоги. Все – черное, как смоль. Отличается от хора условно скорбящих только Лола: яркая блондинка с броским макияжем в алом одеянье. Оно и понятно: разлучница - не чета всем остальным. Истории на двух-трех человек сменяются массовыми выступлениями. Во время перестановок – второй прозрачный занавес опускается, и вновь возникает проекция дымки. Вот оно, помутнение, явленное в образе тумана, обволакивающего сознание и рассудок героев. 
С одной стороны, можно упрекнуть режиссера в приверженности штампам. Однако подобное обвинение было бы не совсем верным. Юрий Александров, отдав предпочтение классическому сочетанию черно-бело-алого, сделав ставку на стопроцентное узнавание обстоятельств, существенно облегчает работу публике: зрители не отвлекаются на разные мелочи, ненужные детали, а, напротив, всецело погружаются в историю взаимоотношений героев. Отсутствие «красивостей» и оригинальных ходов свойственных современной опере, приводят к тому, что гости «Санкт-Петербург Опера» сосредотачиваются на музыке, следят за партиями солистов. Из темноты и мрака постепенно возникают характеры, живые люди, отчаянно любящие и столь же отчаянно ненавидящие. Страсть ослепляет. Скорбь не знает границ. 
В финале Альфио (Юрий Борщёв) убивает Туридду. Свершилась месть. Пролилась кровь виновных. И опять один занавес опускается за другим. Опять красуется ставшая привычной алая надпись «Сельская честь». Только музыка больше не звучит. Все стихло. Трагедия состоялась. История рассказана. Гром аплодисентов.