«Петр I, или невероятные приключения русского царя»


24 апреля на сцену театра «Санктъ-Петербургъ Опера» возвращается опера Гаэтано Доницетти «Петр I, или Невероятные приключения русского царя». 
«Мы решили возобновить оперу Доницетти о русском царе в преддверии празднования 350-летия Петра I. Впервые она была поставлена полтора десятилетия назад - в год 300-летия Санкт-Петербурга и стала настоящей сенсацией. Нам тогда пришлось по крупицам восстанавливать это произведение, и оно долгие годы занимало особое место в репертуаре театра…», - рассказывает Юрий Александров.
Доницетти знаком поклонникам оперного искусства как автор «Лючии ди Ламмермур», «Любовного напитка» и «Дона Паскуале». Некоторые меломаны перечислят еще несколько десятков его сочинений. Однако мало кто знает, что одним из первых опусов 22-летнего итальянского композитора была опера о Петре I, написанная на популярный в то время сюжет пьесы Александра Дюваля. Опера «Петр Великий, царь русский, или Ливонский плотник» была представлена в венецианском театре Сан-Самуэле в карнавальные дни 1819 года. 
Однако, партитура оперы, исчезла после пожара в Театре Ля Фениче (1823). Об опере не вспоминали в течение 180 лет. Юрий Александров заново открыл миру этот шедевр. Режиссеру пришлось провести настоящее расследование в поисках исчезнувшей партитуры. Был привлечен оперный театр имени Доницетти в Бергамо, венецианский театр «Ля Фениче», Фонд и Издательство «Дома Рикорди», владеющего правом на музыку композитора, а также генеральное консульство Италии в Петербурге. 
 В результате длившейся несколько лет кропотливой работы по подготовке спектакля, фрагменты партитуры «Петра», рассеянные по всей Италии, удалось соединить воедино. Таким образом, миру было возвращено музыкальное произведение великого композитора, долгое время считавшееся утраченным. 
Именно с этой сенсационной постановки началась новая жизнь театра «Санктъ-Петербургъ Опера», после долгих лет скитаний обретшего свой дом в уютном особняке барона фон Дервиза на Галерной улице. 
Любовно-политическая интрига оперы, в которой участвует российская венценосная пара, не претендует на правдоподобие, зато дает повод для создания условно-игрового ироничного действия, насыщенного непредсказуемыми поворотами сюжета. Грациозно-мелодичная музыка Доницетти и изобретательная фантазия режиссера легко примиряют с тем, что сценические ситуации не имеют никакого отношения к подлинной русской истории.