История здания


Петербург заслуженно называют музеем под открытым небом. Особым культурным достоянием являются его театры, каждый из которых имеет неповторимый архитектурный облик. Среди них, в центре Петербурга, красуется небольшой уютный особняк на улице Галерной, в конце XIX века принадлежавший барону Сергею Павловичу фон Дервизу. 
История особняка включает несколько эпох. От домашнего театра фон Дервизов до театральной площадки Всеволода Мейерхольда, от советского Дома культуры до театра Юрия Александрова. 
Первым владельцем особняка был знаменитый государственный деятель первой половины XVIII века кабинет-министр при Анне Иоанновне А.П.Волынский, казненный в 1740 году за участие в заговоре против герцога Бирона. Затем домом владела его дочь, вышедшая замуж за графа И.И.Воронцова. Одно время дом принадлежал купцам Шнейдеру, Балабину, затем князю Репину. В 1870 году архитектор Ф.Л.Миллер переделывает фасад и надстраивает еще один корпус. В 1883 году молодой барон, потомок старинного немецкого рода Визе, происходившего из Германии, действительный тайный советник и камергер Сергей Павлович фон Дервиз (1863–1918) решил перестроить обычный доходный дом, превратив его в сказочный дворец эпохи модерна. Сделать это он поручил Петру Шрейберу. Архитектор перестроил особняк, уделив главное внимание интерьерам, в которых эпоху модерна сменяет ампир, елизаветинское барокко – классицизм, неожиданно теряясь в неге пышного мавританского стиля. Судьба барона фон Дервиза – загадка. Сергей Павлович был профессиональным музыкантом. Он окончил Московскую консерваторию. Владел рудниками и поместьями в Киевской, Рязанской и Оренбургской губерниях. Много занимался благотворительностью, был избран почетным членом Петербургского драматического общества. Неожиданно для всех имущество барона оказалось под опекой. В рассмотрение обстоятельств дела фон Дервиза вмешались влиятельные государственные деятели С.Витте и К.Победоносцев: опеку сняли, и честное имя барона удалось спасти. Вскоре С.П.Дервиз отошел от дел и, распродав всю недвижимость в Петербурге и Москве, навсегда уехал с семьей в Париж, где его след потерялся. 
В 1902 году дом со стороны набережной был надстроен на два этажа, утратив при этом вид особняка. В 1909 году особняк на Галерной и часть дома на Английской набережной купил шталмейстер двора, председатель общества призрения бедных детей в Петербурге Н.Н.Шебеко. Его мать приходилась племянницей жене Пушкина Наталье Николаевне и дружила со светлейшей княгиней Е.Юрьевской, тайной женой императора Александра II. Новый хозяин частично реконструировал дома фон Дервиза по проекту архитектора А.П.Максимова. В таком виде здания дошли до наших дней. 
Пора театрального расцвета особняка фон Дервиза приходится на два периода: начало XX века – эпоха Всеволода Мейерхольда и начало XXI века – эпоха Юрия Александрова. 
В октябре 1910 года Мейерхольд создал «Дом интермедий», где творил под псевдонимом Доктор Дапертутто. Это имя ему придумал известный поэт М.Кузмин. Оно возникло из практических соображений (режиссер, состоявший на государственной службе, не мог работать под своим именем в других театрах) и на несколько лет стало обозначением двойника Мейерхольда. У Мейерхольда началась жизнь в двух этажах. В верхнем этаже он – режиссер императорских театров; здесь он ставил спектакли в духе театрального традиционализма, пытаясь воскресить живущую в искусстве старых мастеров Александринки эстетическую память великих театральных эпох. В нижнем – в лабораторных опытах рвет связи с устоявшимся театральным языком, разрабатывает идеи Театра будущего. В итоге, небольшая сцена особняка фон Дервиза стала в начале ХХ века одной из главных испытательных площадок режиссерской революции театра. 
«Дом интермедий» представлялся Мейерхольду как содружество самых разнообразных людей искусства, своеобразным художественным клубом, куда бы они бескорыстно несли «живые творческие импульсы». Он мечтал о свободном обмене новыми идеями, где между творческой дискуссией и художественным экспериментированием почти не было бы дистанции. На афишах и в программах кабаре именовалось «Товариществом актеров, писателей, музыкантов, художников». Мейерхольд искал в то время единомышленников, не обремененных стереотипами театрального мастерства. 
Первая программа «Дома интермедий» не имела ничего общего с обычным театральным спектаклем. Крупных актеров Мейерхольд для выступлений в «Доме интермедий» решил не приглашать. Ему была нужна молодежь, недавно окончившая театральные школы, способная отказаться от привычных форм сценического существования. 
В репертуар «Дома интермедий» вошли стилизованная М.Кузминым «пастораль с песнями и плясками» «Голландка Лиза», сменившаяся пантомимой «Шарф Коломбины», которую Мейерхольд обозначил как «трагический балаган», и пародийная буффонада «Блэк энд Уайт» («Черное и Белое»), с которой контрастировали песенки М.Кузмина, простодушно наивные и глубоко серьезные. Из всей кабаретной братии – людей серьезных, не совсем серьезных и совсем несерьезных – Мейерхольд был единственным, кого в кабаре привела ясно осознанная цель: поиски нового театрального языка. Он вложил в «Дом интермедий» невероятно много сил. Постановки Доктора Дапертутто – начало новой режиссерской манеры. Здесь Мейерхольд работал не только на «сегодня», но и для будущего, впрок, до той поры, когда его идеи смогут быть до конца и правильно прочитанными. 
Несмотря на блистательные сценические эксперименты, «Дом интермедий» был вынужден прекратить свое существование в связи с финансовыми проблемами в конце 1911 года. И только почти через 90 лет особняк фон Дервиза обрел новую театральную жизнь. 
Как и «Дом Интермедий» Мейерхольда, «Санктъ-Петербургъ Опера» была создана в «нижнем этаже», с одним отличием: Александров – режиссер Мариинского театра – не выбрал себе псевдонима. 
После революции 1917 года особняк был разграблен и в разные годы использовался по-разному. Сначала здесь открыли райком РКП(б), потом – Союз металлистов и Эстонский дом просвещения. Затем парадная часть со стороны Невы была приспособлена под туберкулезный диспансер, а дворовый флигель занял медвытрезвитель. Помещения, выходившие на Красную (Галерную) улицу, в 1946 году были отданы клубу рабочих Адмиралтейского завода с романтичным названием «Маяк». Долгие годы особняк влачил жалкое существование, чудом сохранив часть уникальных интерьеров. 
В начале девяностых – сложное время российской истории – ДК «Маяк» был вынужден сдавать свои помещения в аренду. Кто знает, чем бы судьба особняка фон Дервиза закончилась, но в 1998 году здание передали Государственному камерному музыкальному театру «Санктъ-Петербургъ Опера». 
Особняку был необходим серьезный ремонт, но труппа «Санктъ-Петербургъ Оперы», впервые обретя собственный дом, собственную сцену, все же решилась играть здесь свои спектакли. Доказывать, что здание находится в аварийном состоянии, пришлось ровно до того момента, когда произошло обрушение лепнины в зрительный зал. С потолка упала десятикилограммовая глыба (к счастью, никто не пострадал). 
В итоге, благодаря усилиям Юрия Александрова с 2000 года начались восстановительные работы. Частично заменили полы и электропроводку, вставили стекла, двери, укрепили потолки. Отреставрировали Белый театральный зал, сцену, грот, фойе и артистические уборные. Воссоздали занавес с фамильным гербом барона фон Дервиза. Была проделана поистине гигантская работа по возвращению в нормальное состояние некоторых помещений здания. Так, в главном, Белом зале, выполненном в стиле барокко, был расчищен потолок, и под слоем масляной краски обнаружился удивительной красоты плафон с изображением голубого неба, в котором под облаками витают три ласточки. 
За долгие годы ремонта удалось возродить из разрухи и реконструировать роскошные интерьеры особняка: Мавританскую гостиную, покрытую позолоченным орнаментом, Кленовую гостиную, украшенную живописным панно, Зимний сад, сделанный в виде причудливого грота, Красную гостиную (образец итальянского Ренессанса) и другие помещения. Восстановительные работы далеко не закончены. Руководство театра пытается возвратить былую красоту интерьерам второго здания особняка, выходящего фасадом на Английскую набережную. На сегодняшний день отреставрированы некоторые из них. Таким образом, благодаря титаническим усилиям Юрия Александрова петербуржцам возвращен один из красивейших дворцов города, жемчужина европейского модерна в его первозданном виде.